Про страх близости.

Про страх близости.

  Вот за что я люблю гештальт терапию, так за внимательное отношение к чувствам. Когда вместо того, чтобы спрашивать других, что делать, я всегда могу обратиться к чувствам и получить ответ на вопрос, который мозг «сломался» обдумывать, увел в дебри,

Что значит поддержка в психотерапии.

Что значит поддержка в психотерапии.

  Весьма часто в сессиях поднимается тема поддержки. Клиенты говорят о том, что в родительских семьях было запрещено быть слабым или в чем-то нуждаться. Это опасно, стыдно и предосудительно. Одна клиентка рассказывала, как отец называл ее «мужиком». Не в смысле,

О бессилии.

О бессилии.

Я вспоминаю свою историю взаимоотношений бессилием. Долгое время жила инфантильной мечтой, что своим присутствием cмогу осчастливить другого человека – комплекс Боженьки во всем своем размахе. Такая себе детская позиция, в которой мне кровь из носу нужно было доказать другим, что

Женское счастье

Женское счастье

  В середине 90-ых была такая популярна песня «Женское счастье».  «Женское счастье – был бы милый рядом, ну а больше ничего не нааааадо».  Помните? Милая внешность Татьяны Овсиенко,  душевное исполнение «как приятно быть женой», клипа, в котором она вся такая

«Хорошая девочка» внутри меня.

«Хорошая девочка» внутри меня.

В детстве я была «хорошей девочкой». Вспоминаю случай, когда преподавательница по психологии назвала меня «безответственной». Моя безответственность проявилась в том, что я перепутала часы практики в детском саду и пришла на отработку не в первую смену, как нужно было, а

Про новый жизненный этап.

Про новый жизненный этап.

Недавно мой младший сын впервые пошел в садик. То еще испытание для мамы. Первые дни я наматывала круги вокруг садика. Мое воображение рисовало душещипательные картины, как сыну плохо среди чужих людей, как его обижают, как я могу его спасти «если

Про стремление к идеалу.

Про стремление к идеалу.

  Говоря о идеальном человеке, я мысленно перемещаюсь в свое детство. Журнальный столик, сборник стихов Николая Доризо, красивая глянцевая книга «История искусства», я и моя крестная – Лидия Ильинична. Я всегда ее называла по имени отчеству. Меня тянуло к ней,

Про интроекты и личные убеждения.

Про интроекты и личные убеждения.

Бывает, смотришь на человека и видишь, как рулят им социальные стандарты, родительские установки, общественное мнение. И вроде бы, он и сам это видит, понимает, говорит о том, как устал соответствовать чужим стандартам, гнаться за морковкой, которая всегда маячит перед носом.

Про осознанность…

Про осознанность…

— Слушай, ты всегда такая осознанная? — спросила на днях знакомая, которая внимательно читает мои посты. — Нет, конечно, не всегда. Даже не стремлюсь к этому. Бывает туплю безмерно, «хочу на ручки» и топаю ножкой, когда не по-моему. А еще

Не переживай…

Не переживай…

«Не переживай». Или так: «не обращай внимания», «нельзя так расстраиваться, сердце пожалей», «все будет хорошо, не думай об этом». В моем детстве подобной «поддержки» было много. Пожалуй, только такая она и была. Я даже помню выражение лица мамы при этом: