«Что? Где? Когда?».

В сознании некоторых людей возможности психолога приравнены к возможностям знатока, который абсолютно точно знает «Что» делать, чтобы быть счастливым, «Где» искать возможности для этого и «Когда» это произойдет.

Честно говоря, я сама долгое время не отпускала иллюзию о всемогуществе психолога.
Очень хотелось верить, что он – тот же Бэтмен, который спасет и излечит. Что на него можно возложить свои ожидания, ответственность, поверить в возможность перемен с минимальными усилиями со своей стороны. 

А еще лучше, если психолог по полочкам разложит, как сделать так, чтобы жизнь волшебным образом преобразовалась из злачного места в прекрасную картинку.

Но психолог не спешила открывать секреты и раскладывать все по полочкам.
В какое-то мгновение в голове возникла мысль, что, похоже, она тоже не знает, как это сделать.  Наша работа не имела ничего общего с моими представлениями о «детективном жанре» психотерапии, в конце которой обязательно нужно было найти корни моих проблем и назначить виновного.

Сейчас, оглядываясь назад, я удивляюсь тому, что долго не обращала внимания на важность совершенно другого фактора совместной работы – живого присутствия рядом со мной и неподдельного интереса к тем процессам, которые я сама в себе не могла заметить.

На последней обучающей группе по моей специализации» ведущие предложили выполнить в двойках упражнение «тупой психотерапевт». Суть упражнения заключалась в следующем: разбившись в пары, один участник играет роль терапевта, который задает тупые вопросы. Типа, «а кто это», «а почему так», «а зачем ты это сделал», «непонятно, повтори еще…» — формально поддерживающие диалог и, на первый взгляд, не подводящие клиента к каким-то инсайтам.

Но инсайты происходили!!! 

Находясь в роли клиента, я сначала раздражалась, требовала помощи, задавала много встречных вопросов и, устав от бессмысленности происходящего, прекратила сопротивляться. Я настолько увлеклась своими рассуждениями, что едва ли ожидала чьих-то интерпретаций. Ответы стали приходить изнутри. Я погрузилась в собственную субъективность, а терапевт оставался истинно присутствующим, ничего не искажающий своими интерпретациями.

Позже, во врем группового шеринга, участники делились осознаниями про то, как явно почувствовали опору на свою взрослую часть, которая уже знает «Что? Где? Когда?». 

В своей работе я все еще напоминаю себе о том, что не знаток, не Бэтмен, ни Бог. Я не могу спасти, не могу научить и, тем более, знать, что лучше для другого.
Перед встречей с человеком я стараюсь оставить все терапевтические гипотезы за дверью, чтобы оставаться в поле живого взаимодействия.

Центром моего внимания остается сам человек, а не знания о нем, которых всегда недостаточно, чтобы увидеть всю красоту его внутреннего мира.
И весьма вероятно, что приблизившись к этой красоте, мы вместе родим силу, которая поможет сделать для человека явным то, что пока не осознается и вместе найдем ответы на его «Что? Где? Когда?».

Хотите родить такую силу – жду вас на индивидуальных консультациях по скайпу.

Условия работы ЗДЕСЬ

 

Татьяна Сарапина

Что? Где? Когда?

Комментарии:

Добавить комментарий

Войти с помощью: